Травля ребенка в школе: 4 отличия от обычного конфликта - «Образование»

Что такое буллингПервое отличие травли от конфликтаВторое отличие: буллинг — это надолгоТретье отличие: поведение жертвы травли ничего не решаетЧетвертое отличие: сила на стороне булли

Чуть больше года назад Наталья Цымбаленко опубликовала в "Фейсбуке" пост о том, как ей удалось остановить травлю ребенка в школе. История мгновенно распространилась в интернете, а Наталья, серьезно погрузившись в тему буллинга и травли, решила обобщить свой опыт и знания в книге. Она называется "Буллинг. Как остановить травлю ребенка" — и, похоже, это первое издание по теме буллинга, основанное на отечественных реалиях. Итак, что такое буллинг? Как понять, где заканчивается конфликт и начинается травля? Когда необходимо вмешиваться взрослым?



Для моей семьи, для моего ребенка буллинг в школе оказался шокирующим, болезненным, но относительно краткосрочным периодом в жизни. Не факт, что Петя никогда больше не столкнется с этим явлением, но я искренне надеюсь, что в будущем ему будет легче справиться с булли и тормознуть травлю задолго до того, как в нее придется вмешиваться взрослым. Но когда после размещения в соцсетях наша проблема стала достоянием общественности, меня поразило и отчасти напугало количество историй школьной травли от самых разных людей, которые отвечали мне в комментариях к посту. Большинство историй с каким-то очень безнадежным и несчастливым концом.


"Спасибо, что вы это сделали! В моем далеком 1983 году меня перевели в параллельный класс, но травля не прекратилась, и это навсегда со мной. Два первых класса были просто кошмаром".


"У нас в одной районной школе травили ребенка с ДЦП, который так гордился, что может пойти учиться с обычными детьми, а не сидеть дома в четырех стенах. Но у него стали отнимать специальную ортопедическую обувь, и он целыми днями еле-еле ковылял босиком, а учителя делали вид, что не замечают. Когда родители ребенка попросили руководство школы позвать психолога, который рассказал бы детям и их родителям, почему не надо травить детей с инвалидностью, директор ответила: „НАШИ ученики в психологе не нуждаются, а вы можете перейти на домашнее обучение“".


"Меня тоже в школе травили. Была высокая, худая, сутулая и в очках. Я „держала марку“, старалась не обращать внимания. Пообещала себе никогда не допускать, чтобы люди со мной так обращались".


И вот мне стало интересно, откуда растут корни этого явления и что все же можно сделать, чтобы буллинг не становился нормой для школ, а главное, чтобы жертвы не оставались один на один с травлей.





Четвертое отличие: сила на стороне булли


Дети жестоки и изобретательны в своем стремлении к самоутверждению, но прирожденные социопаты и садисты в школьном возрасте все же очень больше исключение, нежели правило. Поэтому, утратив возможность безнаказанно травить жертву, они теряют интерес и к самому процессу буллинга. И здесь мы видим четвертый и, пожалуй, главный признак, который отличает конфликт от травли, — дисбаланс власти и силы.


В случае конфликта обе стороны обладают одинаковой властью и способны влиять на ситуацию. Если ребенок утратил интерес к предмету конфликта, то ситуация разрешится сама собой. Если одна сторона получила желаемое, другая потеряла интерес, либо обе стороны нашли приемлемый компромисс, то конфликт исчерпает себя.


В случае же травли агрессор обладает определенными качествами или статусом, что дает ему ощущение власти над другим. А пассивное поведение взрослых равноценно одобрению для агрессора и отказу в помощи для жертвы. Раз мне никто не говорит, что я неправильно себя веду, значит, все хорошо и можно продолжать. Раз никто ничего не делает, чтобы прекратить издевательства, значит, я это заслужил, я сам виноват, мне надо потерпеть и т.д.


Вот очень показательная история, которую разместил на "Пикабу" пользователь с ником Vekvek:


"Учился паренек в 5 Б. Ну обычный такой, не из трудной семьи, но и не мажор. С ним учился второй мальчишка, тоже вполне обычный, только чуть поробчее вел себя. Короче: один мальчишка невзлюбил другого и постоянно докапывался, ну, знаете, как к аутсайдерам относятся? Постоянно бесят, хочется их подколоть, подшутить и т.д. Далее все постепенно накалялось — подшучивания становились все менее безобидными, толкания и тычки все более ощутимыми. Т.к. задира отпора не получал, а угнетаемый даже родителям не мог пожаловаться.


В итоге задира чувствовал себя все круче и круче и в закономерном итоге прям Чаком Норрисом себя возомнил. Избил он за какой-то „косяк“ тихоню. Ну, не то что бы сердце вырезал или позвоночник переломал, просто оставил на лице потерпевшего явные побои. Боже, как он был крут в тот момент — пацаны его зауважали, девочки в него влюбились. Он был просто король класса.


Далее была рутина: кровавая административная машина в лице директора, завуча, мамы потерпевшего, старост старших классов и гардеробщицы тети Нины провели в тот же день быстрое задержание и расследование. На педсовете нашему юному крестному отцу задали несколько вопросов, на которые он, естественно, не сумел дать правильных ответов. В результате такого психологического воздействия все превратилось в фарс — юный алькапоне приводил в качестве доводов свои слезы, наматывал сопли на кулак, хныкал и говорил, что „больше так не будет“. Кроме того, он попытался пойти на сделку со следствием с условием — „не надо сообщать родителям“. Следствие на сделку не пошло... Уже дома нашего блатного немного успокоила мать — ласково пошлепав солдатским ремнем — и отец — дружелюбно отхлыстав шлангом от стиральной машинки... А я? А я чо? Я до сих пор помню, очень ярко помню, как на том педсовете лил свои слезы и сопли".


Взрослый мужчина отлично помнит, в какой восторг его привела возможность безнаказанного избиения одноклассника и как одобрительно отреагировали на его действия одноклассники. Если бы не вмешательство взрослых, реакция которых четко дала понять подростку, что подобное поведение неприемлемо и грозит множеством самых разнообразных неприятностей, будущее этих ребят, возможно, сложилось бы не так радужно.


"...Позже ребята пятиклашки сдружились и превратились в одиннадцатиклашек, потом в юношей, сейчас это взрослые мужики. Тот „тихоня“, пострадавший в 5-м классе, по жизни несколько раз серьезно выручал нашего „юного блатного“, тот в ответ тоже выручал не менее серьезно. В общем, нормальные мужики".


У жертвы травли нет возможности самостоятельно повлиять на ситуацию. Поэтому необходимо помогать, нельзя оставлять ребенка один на один с травлей, советовать не обращать внимания или попытаться понравиться обидчикам, требовать искать причину в себе или учиться давать физический отпор.


Конфликт — важная часть взросления. Издевательства — нет. Издевательства ожесточают, травмируют, и это не имеет никакого отношения к взрослению. Конфликт может быть разрешен детьми самостоятельно. Буллинг — это уже патология, это сигнал, что дети не смогли справиться с вызовами взросления. При буллинге единственный верный путь — вмешательство извне взрослых!



Авторская статья
Мы в Яндекс.Дзен



Новости по теме.





Добавить комментарий

добавить комментарий

Гороскоп дня.