Перейти через лужу, или 6 вредных родительских фраз - «Отцы и дети»

Перейти через лужу, или 6 вредных родительских фраз - «Отцы и дети»
Каждый и каждая из нас является специалистом в какой-то области, и мы можем поделиться своим опытом и ощущениями с другими. Мало того, мы просто обязаны это сделать потому, что в природе действует очень простой закон «чем больше отдаешь, тем больше получаешь».....


Многие из сегодняшних родителей получили воспитание в советское время. Время, когда государство принимало серьезное участие в жизни ребенка. Время, когда школа ставила перед собой, помимо образовательных, еще и воспитательные задачи. У каждого свои воспоминания о тех временах, свое отношение к ним. На вкус и цвет товарища нет, и обсуждать тот период в целом мне бы не хотелось, да и смысла в этом особенного нет. Вот в какой связи я об этих временах стала в последнее время много размышлять. Будучи детьми, мы впитали преподанные нам установки и образцы поведения, бывшие тогда традиционными, если не сказать повальными. Их и воспроизводим сегодня, применяем к своим детям, став родителями. Воспроизводим, зачастую не оценивая, не обдумывая их резонность, уместность и даже в целом правильность, воспроизводим просто потому, что иных установок не знаем. Но ведь время теперь уже другое, другие мы…


Конечно, базовых принципов воспитания никто не отменял. Мы по-прежнему стараемся втолковать нашим детям, «что такое хорошо и что такое плохо». Естественно, мы стараемся, чтобы они выросли честными, смелыми, добрыми, разумными людьми. Но это масштабные, общие задачи. А каждый прожитый день – это россыпь мелких эпизодов, ситуаций, из которых, как мозаика, сложится у ребенка картинка детства, которые так или иначе оставят отпечаток на его личности в дальнейшем, из которых сложится наш родительский портрет. И я поймала однажды себя на мысли, что тот образец родительского поведения, который я транслирую своим детям и который часто вижу в манере поведения других мам и пап, мне не особенно нравится. Некомфортно я себя в нем чувствую, словно в одежде с чужого плеча. Трансляция эта часто происходит почти автоматически, без участия мозга, почти рефлекторно. В считанные секунды срабатывает один и тот же механизм: видим ситуацию, требующую родительской реакции, – находим в базе данных собственного детства схожий эпизод – реагируем по аналогии. Так, как отреагировали наши родители в ответ на что-то, бывшее с нами. И лишь потом, после этой реакции, начинаешь думать: а так ли надо было сделать? Это ли нужно было сказать? Правильно ли я сделала? Что теперь из этого выйдет? Иногда на эти мысли наводит поведение ребенка в ответ на мою реакцию, иногда мне становится самой как-то неуютно от того, что я сделала или сказала. А иногда я даже понимаю, что поступаю неправильно, но впечатанный в подкорку образец не дает поступить иначе.


Вот несколько типичных примеров.


Перейти через лужу, или 6 вредных родительских фраз - «Отцы и дети»

«Спи сейчас же!»


Ребенок не может заснуть. Мне же пора приниматься за работу, садиться за компьютер, время позднее, работы много. Что звучит? Да, именно вот эти слова, взятые выше в кавычки. Часто с дополнениями: уже поздно, завтра рано вставать в сад, все уже давно спят и так далее.


А если вдуматься? Почему ребенок не спит? Может, слишком много впечатлений накопилось за день, может, остался тяжелый осадок от какого-то события или каких-то слов – да мало ли причин, по которым непросто бывает заснуть! А я тем, что сердито командую успокоиться и умиротворенно заснуть, ни капли этой умиротворенности ему, естественно, не добавляю.


«Не лезь в грязь!»


Прогулка в парке после дождя. Лужи, естественно, и грязь. И ничто другое, разумеется, ребенка так не привлекает, как лужи, а грязь – последнее, что он замечает по пути. Или, наоборот, первое… И прежде, чем я успеваю что-либо обдумать, я слышу собственный голос: «Не лезь в грязь!». А почему, собственно? Дома стиральная машинка-автомат. Штаны, что на сыне, не единственные и не последние. Ведь можно же в лужу-то, по большому счету, и в грязь тоже можно, если вдуматься и особенно если вспомнить свой собственный детский восторг от луж…


«Мальчики не плачут»


Да-да, мальчикам стыдно плакать, мы с детства это помним, помним, как дразнили огорченного товарища плаксой и ревой-коровой. К девочкам отношение в этом плане помягче, но большей частью детский плач вызывает у нас негативные эмоции, если это не плач по причине физической боли. А вот психологи считают, что плач – это абсолютно естественный выплеск эмоций, и если слезы сдерживать, то и эмоция не выплеснется, а уйдет глубоко внутрь, и организму потребуется гораздо больше сил, чтобы ее пережить. Отсюда и ранние инфаркты у мужчин: их приучили держать сильные чувства при себе, а ресурсы организма не безграничны. Так что плакать нужно и важно, получается.


«Стыдно бояться»


Все это знают. Все хотят, чтобы их дети были храбрыми и не боялись темноты, уколов и прочей нечисти, наподобие Бяки-Закаляки, которую изобрела Мурочка у Чуковского. Но вдумайтесь: вы перестанете чего-либо бояться, если вас за это будут долго стыдить, высмеивать и всячески укорять ваши близкие? А от детей мы почему-то ждем, что, устыдившись, они превозмогут себя…


Отношение близких – это отдельная тема. Если учитель, к примеру, высказывает некую негативную оценку в отношении поведения ребенка, мы тут же, совершенно автоматически, разворачиваемся к ребенку и начинаем ругать его вместе с учителем. А как же иначе? Учитель недоволен нашим отпрыском, значит, ребенок виноват, достоин порицания, а еще это значит, что мы где-то просчитались в воспитании, тут и наша вина… А что чувствует ребенок? Мало того, что учитель ругает, так еще и родитель присоединился, совсем никакого тыла не осталось, никакой защиты и поддержки. А ведь можно было «разбор полетов» оставить до поры до времени, и потом в спокойной обстановке во всем разобраться…


«Не шуми»


Очередь в поликлинике. Чем дольше сидим, тем больше это все ребенку надоедает. Начинается беготня и шумные игры с товарищами по несчастью. И почти каждая мама посчитает своим долгом одернуть: «Не шуми! Ты мешаешь доктору работать, нас сейчас отсюда выгонят». Но для ребенка естественно шуметь! Крайне трудно представить мальчика или девочку, терпеливо сидящего в течение часа на стуле сложив ручки. Даже и дома, казалось бы, в комфортных для ребенка условиях находится масса причин запретить шум, беготню и веселье, столь нужные растущему человеку. Хотя на самом деле причина всего одна: мы не хотим слушать детский звон и топот.


«Мало ли, чего ты не хочешь! Надо!»


Здесь можно целую картинную галерею иллюстраций изобразить. Всем родителям это знакомо. Бесконечные «хочу» и «не хочу». Лично я в этот момент испытываю крайне противоречивые чувства. Мои собственные детские попытки хотеть и не хотеть очень часто принимались за капризы, упрямство, желание пойти наперекор, и все это, естественно, довольно жестко пресекалось. И сейчас я, слыша эти слова, частенько по инерции начинаю раздражаться: что значит – не хочу? Надо! Почему – «хочу»? Мало ли чего я сама хочу, мне же никто на блюдечке не приносит! Почему твои желания должны сплошь выполняться? А с другой стороны – это нормальная, можно даже сказать, базовая детская потребность – хотеть и не хотеть. С ее помощью познается собственная личность, выстраиваются взаимоотношения с миром. Как же можно не обращать на нее внимания? И никак нельзя на все решительно «хочу» и «не хочу» вешать один и тот же ярлык. Каждое волеизъявление должно рассматриваться отдельно и оцениваться: действительно ли это блажь, каприз, проверка родителей на прочность? А может, это попытка проверить себя самое на взрослость? И вполне возможно, что нежелание чего-либо – это не упрямство, а принципиальное требование целого мира, пусть и маленького?


И так далее, и тому подобное…


***


Примеров можно приводить множество. Возможно, они все не бесспорны, я вполне отдаю себе в этом отчет. Но в целом картина мне видится следующей. В советское время ребенок должен был быть удобным. Довольно некрасивое определение, что и говорить, но подходящее, как мне кажется. Не создавать проблем родителям, не заставлять их беспокоиться и стыдиться, не выделяться на общем фоне в классе, вообще не выделяться. По традиции ставить общественное превыше личного – сколько людей на этом взросло, не могло же это не отразиться на их детях!


Нельзя, мне думается, ни в чем обвинять тогдашних родителей. Они растили детей как могли. Они вынуждены были много работать, постоянно отдавая детей в государственные руки. Они все время находились под контролем общества во всем, что касалось их собственных детей. Начиная с роддома, где женщинам навязывали определенное поведение в родах, и кончая выпускным классом школы. Специалисты-врачи объясняли, как за младенцем ухаживать. Специалисты-воспитатели воспитывали. Специалисты-преподаватели учили. Родитель, по большому счету, сам не считался специалистом в деле выращивания детей, он лишь должен был соответствовать и стремиться, чтобы и ребенок соответствовал некоему общепринятому образцу. При этом мало кому было дело до того, что ребенок на самом деле чувствует, о чем тревожится, чего хочет. А соответствовать всему и вся – невероятно трудная, практически невыполнимая задача. Стремление к родительскому совершенству – изначально провальная затея, чреватая лишь неврозами и непрекращающимся чувством вины.


Сегодня давление государства на родителя чуточку ослабло. Ушла идеология, цементировавшая общество. Родители получили некое подобие возможности выбора. Во многих роддомах практикуется свободное поведение женщины в родах. Прививки необязательны. Можно в случае чего обратиться в районную поликлинику, а можно самому выбрать специалиста в медицинском центре, можно, в конце концов, и к гомеопатии обратиться. Можно ребенка в школу отдать, а можно и не отдавать. Хлесткий термин «безотцовщина» канул в небытие, а на детей, рожденных вне брака, больше не смотрят, как на изгоев.


Эти и им подобные изменения, да и общая картина изменившегося за последние годы социума заставляет немного по-другому взглянуть на родительско-детские отношения. Независимо от того, сколько именно времени мы проводим вместе с нашими детьми, мы имеем возможность сблизиться с ними. Мы можем общаться с родителями-единомышленниками и формулировать свою точку зрения, отталкиваясь от мнения тех, кто думает иначе, нежели мы. Мы можем получше приглядеться к нашим малышам и подросткам, побольше узнать о них. Мы можем начать ориентироваться не на наши представления об образцовом родителе, а на реальные потребности детей. И главное, мне кажется, для сегодняшних родителей – это не останавливаться. Все время обдумывать происходящее с вами и с ребенком. Всегда помнить о том, что каждое действие и буквально каждое наше слово как-то отзовется в жизни ребенка, как-то повлияет на нее. И постоянно находиться в поиске, подбирая все новые и новые, более удачные решения. И тогда, даже если мы и совершим какие-то ошибки – а мы их обязательно совершим, никто не идеален – нам будет легче их увидеть, обдумать и исправить. Значит, мы сможем сделать для наших детей больше.


Фото: Depositphotos


Текст был опубликован в журнале для пап «Батя» в октябре 2011 года.



→ 


Все фото данной статьи

Перейти через лужу, или 6 вредных родительских фраз - «Отцы и дети» Перейти через лужу, или 6 вредных родительских фраз - «Отцы и дети»

Мы в Яндекс.Дзен


Новости по теме.






Добавить комментарий

добавить комментарий
Комментарии для сайта Cackle

Поисовые статьи дня.