Три причины неудачного семейного обучения: дело не в деньгах - «Образование»

Неорганизованность родителейРодитель — не педагогРебенок не воспринимает родителя как учителя

Домашнее обучение — серьезная нагрузка для семьи, и за позитивными рассказами об обучении ребенка на дому часто стоят или недюжинные организаторские способности родителей, или достаточно благополучное материальное положение, которое позволяет нанимать репетиторов, покупать онлайн-курсы и т.п. Но причины неудачного семейного обучения чаще всего не в деньгах — а в неорганизованности родителей и неумении дисциплинировать ребенка. Рассказывает автор книги "Семейное обучение как система" Алексей Карпов.




Если бы у меня было много денег, то я бы нанимал для своих детей педагогов — в удобном для нашего семейного процесса режиме. В первую очередь, по английскому и русскому.

Иногда у нас получалось привлечь кого-нибудь из знакомых для учебной помощи — не за деньги, а по дружбе. Так Коля одно время ходил заниматься английским к пожилой женщине из церкви — раньше она работала преподавателем. А биологией с Тимой, Колей и Машей много занималась наша знакомая учительница. В старших классах мальчишкам помогала по телефону другая знакомая, хорошо знающая английский язык. В седьмом классе у Маши возникла возможность изучать английский с индивидуальным преподавателем по интернету.


Никогда не отказывали нам в совете и педагоги нашей школы. Я довольно часто консультировался у них по поводу преподавания тех или иных тем, по поводу общих и частных требований, по поводу методических приемов... А иногда они просто объясняли кому-то из моих детей непонятный материал. Ведь если ученик в целом подготовился хорошо, имеет солидную базу, то помочь ему разобраться в непонятном вопросе — дело не такое уж долгое и сложное. Обычно хватает 15–20 минут.


В младших и в средних классах я обычно присутствовал на зачетах и экзаменах или ждал за дверью. И поэтому всегда мог выяснить, что мы не доработали, что упустили, где я ошибся. И учесть все это на будущее.


Если говорить глобально, то компенсацией нехватки педагогической квалификации является родительская любовь, помноженная на персональное внимание. Плюс готовность родителя учиться новому.


В школе даже очень высококвалифицированный, очень любящий детей и полный душевных и физических сил педагог далеко не всегда может обеспечить высокое качество знаний каждому ученику. Мы все видим, что происходит в современной массовой школе: многие дети почти не учатся, а просто валяют дурака. Мне вообще кажется, что сейчас потенциал школьных педагогов в среднем реализуется лишь на 20–30%.



Ребенок не воспринимает родителя как учителя


Часто родители жалуются, что их дети с посторонним человеком готовы заниматься, а маму с папой не слушаются, не воспринимают как учителей. У меня такой проблемы не было. Мне даже в голову не приходило, что мои дети могут не захотеть со мной заниматься. Да собственно, не захотят — мне же и легче! Иди, ради Бога, в школу! Или сам учись — я только порадуюсь!


Я ставил вопрос очень четко и однозначно: "Если не хочешь меня слушаться — думай сам, а я уже не участвую. И я ведь не претендую на то, что мои методы преподавания — самые удачные. Возможно, у тебя самого, сыночек, получится гораздо лучше!"


Принцип свободы. Вот на что я опираюсь в поддержании дисциплины. Даже с буйным и строптивым Тимохой мы постепенно вошли в нормальный режим. Но в других семьях, где родители брались учить детей дома, я видел плохую дисциплину. Чаще всего — полный бардак и беспредел. А когда я пытался таким семьям помочь, то тоже ничего особо путного не выходило.


То есть, дело сие трудное. И я нервов своих измотал очень много. В восьмом классе мои сыновья довели меня до почти ежедневных сердечных приступов — так трудно было направлять их в русло учебы (а объемы информации и требования ведь год за годом растут). И я даже подумал, что лучше уж пусть они не учатся, чем я умру от инфаркта и оставлю своих детей сиротами.


Ну, пойдут в армию. Ну, не получат хорошего образования. Все равно я уже не мог их дальше заставлять, не мог больше к ним приспосабливаться. И я плюнул и сказал: "Учитесь, как хотите. А я больше вас не трогаю". И, о чудо, Тима и Коля вдруг резко взялись за ум! И все наладилось: они взяли учебу под собственный контроль, а я лишь помогал в том, в чем они просили, и приглядывал за процессом, иногда что-то советовал.


Зато теперь с Машей я просто отдыхаю. У нее послушный характер. Да еще и меня не хочет расстраивать — жалеет потрепанного жизнью папу. Так что вопрос о дисциплине просто не стоит.


Когда я пытаюсь помогать двоечникам и разгильдяям из других семей, то сразу же ставлю вопрос о дисциплине очень жестко: если начинаются всякие кривляния, то я просто прекращаю занятия. Я ведь не за деньги работаю, а за интерес, из желания помочь. И прекрасно дети и подростки понимают. И не только в учебе так.


Помню, однажды я взял к нам на дачу в компанию к Маше ее подружку. Первые пару дней все шло нормально. Но потом девочка привыкла, решила, что я добрый дядя, и начала распускаться. Я тут же уловил этот момент (дело было, когда мы втроем сидели за столом на веранде) добавил в голос металла и низких частот, "вытаращил глаза" и очень жестким тоном объяснил восьмилетней капризуле, что меня нужно слушаться с полуслова, с полузвука. И что в противном случае отправлю к родителям тут же. И больше никогда с нами на дачу не возьму. Девонька тут же все поняла и далее вела себя идеально.


В целом же я не мастер поддерживать идеальную дисциплину — просто не умею народ "строить".



Авторская статья





Добавить комментарий

добавить комментарий

Гороскоп дня.